Художники которые рисовали гладиолусы

«Гладиолусы в саду» в технике многослойной живописи

31 августа мне подарили огромный, роскошный букет гладиолусов! В нем было столько разных цветов и оттенков, что, конечно, я не могла не взяться за кисть.

Гладиолусы — большие массивные цветы, и картины, их изображающие, как правило, требует большого формата. Поэтому размер холста 80 на 60 оказался здесь весьма кстати. При таком большом формате речь об алла приме уже не идет, и пришлось прибегнуть к технике многослойной живописи, которая подразумевает многодневную работу, просушку промежуточных слоев, высокую детализацию изображения.

Сначала я хотела сделать мастер-класс по этой картине, но, полистав мастер-классы других авторов, поняла, что такой сложный, длительный опыт будет мало кому интересен, люди предпочитает короткие и простые мастер-классы вроде «картина за 2 часа». Поэтому я решила просто выложить промежуточные фотографии с небольшими комментариями по ходу дела. Для тех, кому интересно.

Многослойная живопись подразумевает поэтапную работу над картиной. Первый слой делается тонко, масляными красками, затем сушится, исправляется при необходимости и опять сушится. Поэтапная работа над картиной позволяет более продуманно относится к композиции, выявлять больше неточностей и ошибок в построении, более тонко работать с цветом. В конечном итоге картина получается менее спонтанной и экспрессивной и более спокойной, взвешенной, точной.

К тому же мне захотелось усложнить задачу — написать букет гладиолусов не в мастерской, где я обычно работаю, а в саду, которого у меня нет. То есть часть работы предстояло сделать не с натуры, а по воображению. Очень уж захотелось продлить ускользающее лето в его последние теплые дни, запечатлев уголок тенистого сада и роскошный букет на столике, покрытом скатертью.

Итак, первый этап: наброски рисунка жидкой, сильно разведенной краской. Проработка локальным цветом большой вазы с гладиолусами и астр в маленькой вазе рядом.

Продолжаю прорабатывать астры цветовыми пятнами. Столик с букетами пройден смесью белил, ультрамарина и капельки кости жженой. Заодно немного «утоньшила» большую вазу — она показалась мне непропорционально громоздкой.

Жидко проработаны соцветия гладиолусов локальным цветом.

Приступаю к фону. Работаю жидко, смесью ультрамарина, травяной зеленой и фиолетовой — нужно изобразить общий тон теневой листвы вверху, просветы солнца на дорожке в саду (желтые кадмии), и теплый тон освещенной солнцем травы и земли внизу (оранжевый марс, фиолетовая, ультрамарин).

Тушевочной кистью выравниваю потеки жидкой краски для более равномерного фона.

На этом этапе выявила первые недочеты в композиции букета гладиолусов. Левая ветка фиолетового гладиолуса потеряется на фоне листвы деревьев, и, чтобы ее проявить, добавляю еще одно небольшое желтое соцветие (между розовым и фиолетовым слева).

Итак, холст «раскрыт». Подмалевок отправляется сохнуть на несколько дней.

Он натупает после просыхания первого слоя ведется жирным по «тощему» — то есть в краску начинаю добавлять масло для более корпусного письма густой краской.

Начинаю проработку столика со скатертью. В саду сквозь листву светит солнце, и пятна солнечных зайчиков ложатся на скатерть светлыми пятнами — их рисуем белилами с желтыми кадмиями. На этом этапе ровная белая скатерть мне показалась скучной, и я решила «поставить» вазу с гладиолусами на белую тарелку. Просто, чтобы сделать некую игру теней и фактур на столе.

Читайте также:  Можно ли пересадить айву осенью

Ой, ошибка! Начала прорабатывать уровень воды в вазе на одной линии с задним краем стола. Хорошо, что заметила вовремя и сразу же исправляю — делаю линию воды в вазе с астрами выше линии стола (на следующем рисунке будет видно). Если оставить воду в вазе на одном уровне с краем стола это будет выглядеть очень нарочито и излишне геометрично.

Дальше началась проработка травы возле столика смесью разных зеленых — и хром, и изумрудная зеленая, и травяная зеленая с добавлениями желтого кардмия, неаполитанской желтой и белил.

На заднем плане прорабатываю солнечное местечко с большим количеством белил.

Рисую ветки деревьев ударами кисти со светлой зеленой сместью краски, а затем растушевываю их во избежание излишней резкости изображения в фоне.

Приступаю к астрам. Зеленая окантовка цветка должна быть яркой и веселой по цвету, а цвет стеблей в вазе — более мягкий и размытый водой.

Листва деревьев в саду все еще резкая, она дробит изображение, надо ее смягчить растушевкой, чтобы зелень в букете выделялась на фоне зеленых же деревьев.

Продолжаю растушевывать, время от времениснимая с кисти лишнюю краску с маслом бумажной салфеткой.

Пятна света на скатерти делаю ярче и прорабатываю тарелку.

Пусть тарелка будет с золотым кантиком — это выделит ее в бело-голубой среде стола.

Проработала астры и отломанный цветок гладиолуса рядом с тарелкой. Уточнила обе вазы.

Пятна света на скатерти более яркие на переднем плане и более сдержанные на заднем плане — так долстигается ощущение пространства в картине.

Приступила к работе над цвтками гладиолусов. Вот уж тут буйство красок! Никакой сдержанности в цвете! Пир для глаз и для кисти художника.

Кстати, кисти для тонкой проработки цветов беру синтетические, такие, чтобы их размер соответствовал величине прорабатываемого лепестка.

Для создания желтого гладиолуса пригодятся все желтые краски, какие есть в доме. А сердцевинки желтых цветков можно сделать смесью зеленого, фиолетового, красного.

Кистью козы растушевываю верхнюю часть верхнего лепестка для плавного слияния области света и области тени в трубочке гладиолуса (той, которая крепится к стеблю).

Прорабатываю фиолетовый и розовый гладиолус. На фото фиолетовый гладиолус кажется синим из-за неправильной цветопередачи фотоаппаратом.

Прорисовка другой части букета — розово-желтого цветка в центре, фиолетового справа и сиренево-желтого справа.

Проработав основные цветы, начинаем объединяющую работу со всем букетом — уточняя отдельные цветы, бросая рефлексы и тени, белилами высветляя светлые участки на лепестках.

На этом этапе после некоторого раздумия я решаю, что баланс цвета в картине надо бы улучшить добавлением желтого в правый нижний угол. Чтобы таким образом появилось балансирующее желтое пятно в нижней части картины.

Видите, справа внизу на скатерти как-то пустовато и темновато?

Но что можно добавить желтого в картину? Желтую астру? Желтую дыню?

Астры давно уже завяли, а дыня слишком большая. Ее появление на столике сделает картину тяжелой и, как мне кажется, нарушит готическую архитектуру гладиолусов, которые все стремятся вверх, к свету.

Но в холодильнике как раз обнаружилась желтая спелая груша!

Чтобы поместить ее в картину, сначала прохожусь ретушным лаком по той области, где она появится.

Начинаю вписывать грушу в картину.

Нельзя забывать про пятна света от солнца на поверхности груши — солнечные зайчики будут видны и на ней. И тень, кстати, не забыть от груши. И тень от хвостика груши.

Читайте также:  Размножение древовидных гибискусов семенами

Источник

Натюрморты. Рисуем то, что под рукой

З нойным дачным летом или в затяжную вьюгу. Не выходя из дома, можно найти вдохновение в обычных фруктах или необычных цветах. Объект не пытается повернуть голову, как на портрете, и не меняет ежесекундно тени на свет, как на пейзаже. Тем и хорош жанр натюрморта. И «мертвая природа» в переводе с французского, или «тихая жизнь вещей» в голландской версии, очень даже оживляет интерьер. Наталья Летникова представляет топ-7 натюрмортов русских художников.

«Лесные фиалки и незабудки»

Картина Исаака Левитана словно синее небо и белое облако — от певца русской природы. Только на полотне не родные просторы, а букет полевых цветов. Одуванчики, сирень, васильки, бессмертник, папоротник и азалия. Мастерская художника после леса превращалась «не то в оранжерею, не то в цветочный магазин». Левитан любил цветочные натюрморты и учил своих учеников видеть и цвет, и соцветия: «Надо, чтобы от них пахло не краской, а цветами».

«Яблоки и листья»

Работы Ильи Репина органично оттеняют блестящую обстановку Русского музея. Художник-передвижник составил композицию для своего ученика — Валентина Серова. Вышло столь живописно, что учитель и сам взялся за кисть. Шесть яблок из обычного сада — помятые и с «бочками», и ворох листьев, подернутых осенними красками, в качестве источника для вдохновения.

«Букет цветов. Флоксы»

Картина Ивана Крамского. «Не станет же талантливый человек тратить время на изображение, положим, тазов, рыб и пр. Это хорошо делать людям, имеющим уже всё, а у нас дела непочатый угол», — писал Крамской Васнецову. И все же жанр натюрморта в конце жизни известный портретист вниманием не обошел. Букет флоксов в стеклянной вазе был представлен на XII передвижной выставке. Картину купили еще до открытия вернисажа.

«Натюрморт»

Казимир Малевич на пути к «Черному квадрату» через импрессионизм и кубизм, минуя реализм. Ваза с фруктами — плод творческих исканий, даже в рамках одной картины: густые черные линии французской техники «клуазоне», плоская посуда и объемные фрукты. Все составляющие картины объединяет только цвет. Свойственный художнику — яркий и насыщенный. Словно вызов пастельным тонам реальной жизни.

«Селедка и лимон»

Четверо детей и живопись. Такое сочетание в жизни художника безошибочно диктует жанр. Так вышло у Зинаиды Серебряковой. Многочисленные семейные портреты и натюрморты, по которым можно составлять меню: «Корзина с фруктами», «Спаржа и земляника», «Виноград», «Рыба на зелени». В руках настоящего мастера и «селедка и лимон» станут произведением искусства. Поэзия и простота: спиралью кожица лимона и лишенная изысков рыба.

«Натюрморт с самоваром»

Ученик Серова, Коровина и Васнецова, «Бубновый валет» — Илья Машков любил изобразить окружающий мир, да поярче. Фарфоровые фигурки и бегонии, тыквы. Мясо, дичь — в духе старых мастеров, и хлебы московские — зарисовки со Смоленского рынка столицы. И по русской традиции — куда ж без самовара. Натюрморт из области праздничного бытия с фруктами и яркой посудой дополняет череп — напоминание о бренности жизни.

«Этюд с медалями»

Натюрморт по-советски. Художник ХХ века Анатолий Никич-Криличевский на одной картине показал целую жизнь первой советской чемпионки мира в конькобежном спорте — Марии Исаковой. С кубками, за каждым из которых — годы тренировок; медалями, которые доставались в упорной борьбе; письмами и огромными букетами. Красивая картинка для художника и художественная летопись спортивных успехов. Натюрморт-история.

Читайте также:  Дают ли гладиолусы семена

Источник

Натюрморты. Рисуем то, что под рукой

З нойным дачным летом или в затяжную вьюгу. Не выходя из дома, можно найти вдохновение в обычных фруктах или необычных цветах. Объект не пытается повернуть голову, как на портрете, и не меняет ежесекундно тени на свет, как на пейзаже. Тем и хорош жанр натюрморта. И «мертвая природа» в переводе с французского, или «тихая жизнь вещей» в голландской версии, очень даже оживляет интерьер. Наталья Летникова представляет топ-7 натюрмортов русских художников.

«Лесные фиалки и незабудки»

Картина Исаака Левитана словно синее небо и белое облако — от певца русской природы. Только на полотне не родные просторы, а букет полевых цветов. Одуванчики, сирень, васильки, бессмертник, папоротник и азалия. Мастерская художника после леса превращалась «не то в оранжерею, не то в цветочный магазин». Левитан любил цветочные натюрморты и учил своих учеников видеть и цвет, и соцветия: «Надо, чтобы от них пахло не краской, а цветами».

«Яблоки и листья»

Работы Ильи Репина органично оттеняют блестящую обстановку Русского музея. Художник-передвижник составил композицию для своего ученика — Валентина Серова. Вышло столь живописно, что учитель и сам взялся за кисть. Шесть яблок из обычного сада — помятые и с «бочками», и ворох листьев, подернутых осенними красками, в качестве источника для вдохновения.

«Букет цветов. Флоксы»

Картина Ивана Крамского. «Не станет же талантливый человек тратить время на изображение, положим, тазов, рыб и пр. Это хорошо делать людям, имеющим уже всё, а у нас дела непочатый угол», — писал Крамской Васнецову. И все же жанр натюрморта в конце жизни известный портретист вниманием не обошел. Букет флоксов в стеклянной вазе был представлен на XII передвижной выставке. Картину купили еще до открытия вернисажа.

«Натюрморт»

Казимир Малевич на пути к «Черному квадрату» через импрессионизм и кубизм, минуя реализм. Ваза с фруктами — плод творческих исканий, даже в рамках одной картины: густые черные линии французской техники «клуазоне», плоская посуда и объемные фрукты. Все составляющие картины объединяет только цвет. Свойственный художнику — яркий и насыщенный. Словно вызов пастельным тонам реальной жизни.

«Селедка и лимон»

Четверо детей и живопись. Такое сочетание в жизни художника безошибочно диктует жанр. Так вышло у Зинаиды Серебряковой. Многочисленные семейные портреты и натюрморты, по которым можно составлять меню: «Корзина с фруктами», «Спаржа и земляника», «Виноград», «Рыба на зелени». В руках настоящего мастера и «селедка и лимон» станут произведением искусства. Поэзия и простота: спиралью кожица лимона и лишенная изысков рыба.

«Натюрморт с самоваром»

Ученик Серова, Коровина и Васнецова, «Бубновый валет» — Илья Машков любил изобразить окружающий мир, да поярче. Фарфоровые фигурки и бегонии, тыквы. Мясо, дичь — в духе старых мастеров, и хлебы московские — зарисовки со Смоленского рынка столицы. И по русской традиции — куда ж без самовара. Натюрморт из области праздничного бытия с фруктами и яркой посудой дополняет череп — напоминание о бренности жизни.

«Этюд с медалями»

Натюрморт по-советски. Художник ХХ века Анатолий Никич-Криличевский на одной картине показал целую жизнь первой советской чемпионки мира в конькобежном спорте — Марии Исаковой. С кубками, за каждым из которых — годы тренировок; медалями, которые доставались в упорной борьбе; письмами и огромными букетами. Красивая картинка для художника и художественная летопись спортивных успехов. Натюрморт-история.

Источник

Adblock
detector